Фрагменты из книги C.J.Bleeker “Hathor and Thoth”

Фрагменты из книги C.J.Bleeker “Hathor and Thoth, two key figures in ancient-egyptian religion”
Перевод с английского: Татьяна Матвеева (In-Taier)

Глава 6.

Культ Тота

А) Места почитания

Согласно их греческим названиям, два города были центрами культа Тота – Гермополь малый (Hermopolis parva) в Дельте и Гермополь Великий (Hermopolis magna) в нильской долите на полпути от Каира до Фив. Несомненно, в обоих местах когда-то стояли внушительные храмы, в которых Тоту воздавали поклонение со сложными ритуалами. От этих сооружений сохранилось немного. В музее в Каире находится посвященный Тоту наос – весьма скромное наследие из храма в бывшем городе. В Эль-Ашмунейне, где когда-то находился Гермополь Великий, частично сохранились руины первоначального храма. То же самое может быть сказано о храме Тота в Зифте (Zifta) в дельте и в Эль-Каб в Верхнем Египте. Наконец, остатки святилища Тота были обнаружены к югу от Мединет-Абу, в месте, именуемом Каср-эль-Агуз. Дополнительная информация о культовых местах, посвященных Тоту, практически полностью отсутствует. Можно с уверенностью предположить, что в ранние времена почитание Тота и святилища в его честь были распространены по всему Египту. Это предположение основано на наших знаниях о поклонении Тоту в греко-римскую эпоху, когда Тот все еще был популярен. В то время его почитали как законодателя и мудрого мага, побеждавшего ядовитых животных, в особенности змей. Он считался отцом ибисов, в результате чего захоронения священных ибисов по-видимому были обычным явлением. Хотя эти факты относятся по большей части к частному почитанию Тота, чем к официальному культу, из них можно сделать заключение, что в классический период египетской религии существовало гораздо больше культовых мест Тота, чем можно предположить по упомянутым выше руинам храмов.
К сожалению, до нас не дошли ритуалы, относящиеся к культу Тота. Можно предположить, что поклонение совершалось по образцу, известному нам из текстов, описывающих порядок ежедневного богослужения. В остальном наши знания о жрецах, служивших Тоту, минимальны. Титул верховного жреца Гермополя примечателен: он именовался «Величайшим из пяти». Считается, что эти пятеро – Тот и четверо других богов. Полагают, что позднее Огдоада сформировалась путем «удвоения» этой четверки божеств. Чиновников (писцов) можно считать неофициальными служителями Тота. Они были глубоко привязаны к своему покровителю и воздавали ему почести в гимнах, в которых и они сами, и Тот, восхваляли должность секретаря Ра.
Информация о праздниках в честь Тота не особенно яркая. Эти праздники, должно быть, происходили из древнейших времен, поскольку уже в Текстах Пирамид упоминается праздник Тота (pyr.2218). В календаре праздников, который изучал С.Шотт (S.Schott), присутствует праздник в честь Тота 26 числа 1 месяца года, месяца, названного в честь Тота. В Эсне праздники в честь Тота отмечались в этом месяце в 4, 19 и 21 день. В календаре есть примечание к 19 числу: «Празднество Тота, весьма великое, по всей стране», а так же к 21-му: «Празднуется «триумф Тота» в присутствии Ра». Эти заметки немного приоткрывают завесу над тем, что совершалось на этих празднествах. Первое замечание подтверждает высказанное выше предположение, что Тота почитали по всему Египту. По второй пометке можно предположить, что 21 числа месяца Тота совершалось культовое представление, священная драма, в которой изображалась победа Тота над врагами. Поскольку упоминается присутствие Ра, очевидно предположить, что представление включало в себя победу Тота над противниками Ра.

Б) Личное почитание

Довольно странно, что у нас больше информации о личном почитании Тота, чем о его официальном культе. Обычно в египтологических исследованиях происходит наоборот: имеется изобилие информации о государственной религии, но почти ничего не известно о вере отдельных людей. Исключение из этого правила основано прежде всего на текстах памятных стел из фиванского некрополя, которые дают представление о религиозном мышлении проживавших там работников. Подобным образом, личное благочестие, обращенное к Тоту, известно из некоторого количества гимнов, исследованием которых занимался автор этой книги. Эти гимны представляют интерес благодаря тому факту, что они происходят не из среды простых людей, таких, как рабочие, которые оставили нам упомянутые выше тексты из фиванского некрополя, таким образом, отражавшие «религию бедноты», как называл ее Б.Ган (B.Gun). (Напротив), эти гимны были составлены людьми, которых можно назвать принадлежавшими к древнеегипетской интеллигенции. Многие из поэтов были чиновниками и поэтому людьми достаточно эрудированными. Примечательная особенность этих гимнов состоит в том, что в них отсутствуют ссылки на важную роль, которую Тот играл в мифах как защитник Осириса и Гора и советчик умерших. Эти гимны вдохновлены чувствами привязанности, которые испытывали к Тоту живые люди. Поэты возносят славу божеству как законодателю и как милосердному богу, который вознаграждает благословениями преданность своих почитателей, в особенности чиновников, и становится прибежищем для всех, кто пострадал от несправедливости.
Эту характеристику гимнов следует объяснить последовательно.

В первую очередь мы видим, что поэты превозносят Тота превыше всех богов. Они призывают этих богов воздать почести Тоту:

«О боги небесные! о боги земные!.,
Молитесь ему, возвышайте его, величайте его» ** (пер. Б.Тураев)

Другой поэт идет еще дальше и провозглашает, что для него Тот является единственным богом:

«Будь благословен, о Тот, владыка Гермополя,
создавший себя самого,
кто не был рожден, единственный бог».

Будет ошибкой интерпретировать эту цитату как выражение монотеизма. В прямом смысле этого слова, древний Египет в принципе не знал веры в одного (единственного) бога, хотя некоторые монотеистические тенденции имели место, такие как обновленная теология Аменхотепа IV (Эхнатона). Процитированное выше высказывание можно определить как монолатрию, потому что поэт возложил все свое упование на Тота и поклонялся исключительно ему. Параллели такому типу благочестия встречаются в нравоучительных текстах, в которых упоминается Бог, как Бог без конкретного имени, как божественная сущность, обладающая абсолютной властью.
Хотя Тот настолько возвышен, его почитатели могут обратиться к нему непосредственно, благодаря его мягкому (доброму) характеру. О нем говорится:
«он — владыка сладости», «Бог несравненной благости» ** (пер. Б.Тураев; *с немецкого)

Почитатели Тота чувствуют себя в безопасности, поскольку могут положиться на него как на великого законодателя. Известно, что «законы Тота утверждены твердо». Поэтому можно сказать, что «бог Тот – как щит за моей спиной». Тот защищает своих преданных поклонников. Он стоит у них за спиной (стоять за спиной у кого-либо в египетском понимании было типичной позицией защитника).
Поэтому люди обращались напрямую к Тоту за помощью, когда происходила несправедливость, как мы можем видеть в одном интересном письме, адресованном Тоту. Автор письма, служивший в храме этого бога, жалуется на возмутительно плохое отношение к себе от коллеги. Он утверждает, что покинул свою предыдущую должность из любви к Тоту. Теперь Тот – его единственное прибежище. «У меня (теперь) нет господина среди людей».
Такая мольба о помощи во время нужды и страданий от вершащейся несправедливости не была напрасной, поскольку было известно, что Тот приходит на помощь – в особенности благочестивому, смиренному человеку. Поэтическим языком об этом свидетельствует цитата ниже:

О ты [Тот], колодезь, сладостный для человека, томимого жаждой в пустыне. Закрыт он для того, который находит уста свои, (чтобы болтать), и открыт для молчаливого. Пришел молчаливый и нашел он колодезь… (пер. Коростовцев М.А.]
– приходит (человек) горячий, и ты (сокрыт?) от него…

Цитата становится понятнее, когда мы сравниваем ее с другими текстами, описывающими образ истинно благочестивого человека. Таковы вышеупомянутые тексты из фиванского некрополя и нравоучительная литература. В них мы находим идеал «молчаливого». Как и в нашей цитате, «горячий» человек ему противопоставляется. Проводя эту параллель дальше, мы встречаем уже обсуждавшийся идеал ma-a-tj, человека, живущего в гармонии с Маат. Его портрет изображается во множестве текстов. Он дисциплинирован, скромен, терпелив и благочестив. Его противоположность – человек страстный, жадный, любящий спорить, упрямый, самоуверенный.
Глава 7.

Характер и значение Тота

Тот – не бог Луны, но лунное божество. Между этими двумя концепциями есть тонкое различие, которое следует иметь в виду, чтобы понять характер и значение Тота. Тот проявляет себя как Луна и посредством ее. Это небесное тело – основа природы его бытия. Тем не менее, его природа во всех направлениях превосходит Луну. Тот – внушительная, примечательная божественная личность, обладающая огромным авторитетом в мире богов и смертных.
Как и другие лунные божества, Тот окружен атмосферой тайны. Поэтому о происхождении его размышляли больше, чем о происхождении других богов. В его характере есть даже и демоническая черта, необъяснимая враждебность по отношению к Осирису. Однако восхищение его исключительными достижениями предает эту странность забвению. В частности, он характеризуется величайшей мудростью и глубокой интуицией.
Вооруженный этой мудростью, он является идеальным богом, чтобы установить и поддерживать порядок в мире богов и в мире людей. Он подходит на эту роль, поскольку как секретарь и заместитель Ра обладает властью законодателя. Поэтому он наблюдает за тем, чтобы Маат возобладала во всех областях жизни и в мире. Он «владыка законов», который учит богов знанию космического порядка, и поддерживает фараона, высший авторитет на земле, в его правлении. Рождение и коронация монарха проходят под его пристальным наблюдением. Он определяет царские титулы и сроки правления фараона и вместе с Гором обновляет жизненные силы правителя.
Заслуги Тота перед человечеством лучше всего можно охарактеризовать, назвав его «культурным героем». Это значит, что он является основателем культуры. Он даровал человечеству устную речь и создал разнообразие языков. Он изобрел искусство письма, и за это высоко почитался среди писцов, которые восхваляли его в своих стихотворениях. Он утвердил основы законов, и не медлит со строгим наказанием нарушителям божественных установлений. Также он сделал многое для утверждения религии. От него происходят ритуалы. В определенных случаях он выступает как жрец, и в силу своих магических способностей также занимается медициной. Он – покровитель врачей. Поскольку он обладает властью продвинуть человека по служебной лестнице или управлять плодородием, он так же может определить судьбу человека.
Значение Тота лучше всего можно оценить по тем способам, которыми он разрешает конфликты между отдельными богами и восстанавливает мир. Он успешно примиряет разъяренное солнечное око с богом Ра. Он разделяет Гора и Сета, которые смертельно ранили друг друга в битве, и исцеляет их раны. В частности, он восстанавливает в целостности око Гора. Он умиротворяет свирепую богиню Тефнет, обитающую в дальних краях, и уговаривает ее прибыть в Египет, где она преображается в прекрасную и доброжелательную богиню. После убийства Осириса Сетом, он помогает воскресить Осириса. Во время судебных разбирательств между Осирисом и Сетом и между Гором и Сетом, он выступает как защитник Осириса и Гора и обеспечивает их триумф. Именно к этим мифологическим примерам умерший устремляет свои надежды. Он обращается к Тоту с мольбой сделать его правогласным (победоносным) таким же образом (как в этих мифах), поскольку Тоту принадлежит решающий голос в суде над мертвыми.
В предыдущих главах мы исследовали значение мифов, в которых Тот выступает как миротворец, поэтому повторять нет необходимости. Теперь мы должны кратко охарактеризовать ту роль, которую Тот играет среди богов и людей. Наилучшим образом это можно сделать с помощью египетских глаголов shtp и sm3-hrw. Тот – известный противник Сета, «бога хаоса». Тот ненавидит беспорядок и разрушение. Снова и снова он восстанавливает равновесие и создает гармонию (shtp). С другой стороны, он следит за тем, чтобы и боги и люди поступали по справедливости (sm3-hrw). Он заботится о том, чтобы Маат почиталась во всем мире.
Наконец, любовь и почитание, которое египтяне испытывали к Тоту, лучше всего можно представить себе по теплому тону восхищения и привязанности, которые отражаются во множестве посвященных ему гимнов. Тот проявляет себя как божество, присутствующее в повседневной жизни своих почитателей, а не просто как удаленный мифологический персонаж. Об этом свидетельствует восторженное возглашение чиновника, который установил в своем жилище изображение Тота:

«Дом мой радуется,
с тех пор, как божество вступило в него.
Он процветает и снабжен всем,
с тех пор, как владыка мой вошел в него»

(«Счастье у моих ворот, с тех пор как собака (бог Тот) вступила в них. Существуют они и снабжены (всем), с тех пор как преступил их владыка мой.» * пер. М.А.Коростовцева).